Н  О  В  О  С  Т  И

 

 

8 июля 2018

О редактировании "ДиЖ"

 

20 июля 2018

Статья "Семиотика... "

 

 

 

Последнее изменение на сайте:

 

20.07.2018

 

 

<<<ПОМОЩЬ САЙТУ >>>

 

© 2017-2018

 

О сайте

Этот сайт создан с помощью программы для создания сайтов "Мини-Сайт".
ООО "Корс-Софт" - программы для бизнеса. www.kors-soft.ru

 

Семиотика изображений в священных молоканских текстах

 

       Ниже представлен перевод статьи Дж. Левина и С. Мерритта "Семиотика изображений в священных молоканских текстах", опубликованной в Американском журнале Семиотики в 1992 г. Данная статья интересна прежде всего идеей преемственности Исайи-Иоанна-МГР (т. е. Иоанн доработал то, написал Исайя, а МГР — то, что написал Иоанн). Предварительные замечания к статье:

1. Семиотика — это наука о знаках и знаковых системах.

2. Финикс — это финиковая пальма.

3. Авторы работали с анлийским переводом "ДиЖ" и англоязычной Библией (но не Библией короля Якова); при работе же с русскоязычными версиями упомянутых Писаний некоторые параллели (в данном случае — одинаковость слов), имеющие место при сопоставлении англоязычных "ДиЖ" и Библии, могут отсутствовать.

4. Нумерация рисунков — как в оригинале (т. е. не в прывычной для нас линейной последовательности, а в следующем порядке — 1, 6, 4, 3, 5 и 2), что необходимо учитывать при чтении статьи.

 

 

Семиотика изображений в священных молоканских текстах

The American Journal of Semiotics, Vol. 9, No. 4 (1992), pages 89-102

J. F. Levin and S. E. Merritt

 

I. Введение

       Молокане являются религиозной сектой, сформировавшейся в самостоятельное течение среди росийских сектантов в XVIII веке. Общепринято, что подгруппы молокан — прыгуны и максимисты — рассматриваются как имеющие сходство с сектой пятидесятников, где откровения Святого Духа являются окончательным решением в любых вопросах веры. Хотя они и признают Святую Троицу, но Святой Дух является для них главной и направляющей силой в духовности. Молокане верят в дары Святого Духа, описанные ап. Павлом в I-ом послании к Коринфянам, особо выделяя из них дар пророчества и говорения на языках (глоссолалия). Они признают Ветхий и Новый Заветы и соблюдают большинство пищевых запретов Моисеева Закона. Молокане являются иконоборцами и не признают почитание святых и Богородицы.
       В 1830-х г. в молоканстве возникло харизматическое движение, впервые появились пророчества. Последователи этого движения стали называть себя
духовными христианами-прыгунами, не соглашаясь с т. н. постоянными, которые не приняли этих новшеств. Раздел между этими группами — прыгунами и постоянными — становился все больше и больше, и в 1858 г. местные власти, якобы при подстрекательстве постоянных молокан, арестовали М. Г. Рудометкина (1823-1877 гг.) как предполагаемого виновника внутримолоканских раздоров. Оставшуюся жизнь Рудометкин провел в царских тюрьмах.
       Писания М. Г. Рудометкина пользуются большим почетом у молокан-прыгунов. Начав как духовный лидер и проповедник, он впоследствии стал считать себя пророком, если еще не мессией. Лишившись свободы, Рудометкин продолжал тайно общаться со своими последователями. Объединенные в книгу его письма из заключения расцениваются им и его последователями как результат божественного вдохновения. Его писания полны ссылками на Библию, однако молоканская традиция утверждает, что Рудаметкину было отказано в пользовании Библией. Его оригинальные рукописи, как сообщают, имели весьма малый размер, и для их чтения требовалось увеличительное стекло (лупа). Согласно молоканской традиции, письма были написаны чернилами, сделанными из воды и сажи, а в некоторых случаях — и из собственной крови Максима Гавриловича. Тайно вывезенные из мест его заключения, письма были распространены среди его последователей. Позже, во время эмиграции в США, эти письма были тайно вывезены запеченными в хлеб.
       Текст рукописей был опубликован молоканскими общинами Лос-Анджелеса — сначала в 1915 г. («Камень Горлион»), с 1928 г. — «Дух и Жизнь».
       Оригиналы содержали много рисунков. Из них издание 1915-го года включило четыре иллюстрации, перерисованные неким художником, имеющим достаточный профессиональный опыт. Выпуск 1928-го года включал уже 12 фотографических копий различных страниц, 9 из которых содержат рисунки из оригинальных рукописей Рудометкина.
       Невозможно обсудить все иллюстрации Рудаметкина в статье данного объема, поэтому ограничимся только 4-мя из издания 1928-го года и 2-мя «профессиональными» изображениями из выпуска 1915-го года. Рисунки Рудометкина требуют гораздо более широкого исследования, чем это возможно в рамках данной статьи, и поэтому мы не в состоянии полностью объяснить символику этих изображений.
       Существует также издание «Дух и Жизнь» 1947-го года, которое мы еще не видели, а также перевод на английский язык, сделанный Пивоваровым и изданный в Австралии в 1976 г. Мы использовали последнюю публикацию из всех английских переводов, сохраняя разделение на номера книжиц, глав и стихов — как это и принято у молокан-прыгунов. Однако английский перевод оригинального текста, используемого в рисунках М. Г. Рудаметкина — наш собственный.
       Писания Рудаметкина опираются, в целом, на Откровение св. Иоанна, а также на первоисточник этого Откровения — на мессианские и апокалиптические разделы книги пророка Исайи. В каком-то смысле труды Максима Гавриловича Рудаметкина следуют данному пути — в то время как Откровение Иоанна является доработкой материалов из Исайи, сами письма Рудаметкина являются доработкой их обоих, и в этих письмах он также выступает и как пророк (как это и сделал Иоанн до него).

 


II. Рисунки


 

       Первым изображением, которое мы обсудим, будет рис. 1. Чтобы предотвратить первоначальную неверную интрепретацию рисунка (изображение напоминает фаллический символ), сразу скажем, что изображена пальма. Ствол нарисован линиями, а пальмовые листья сформированы текстом. Последний элемент (пальмовые листья) — соглано тексту, которым он изображен — является полотенцем. Текст ниже рисунка гласит: «Сей есть столп пальмовый, помазанный елеем, и он же есть вечно водружен в камень стояния Главы Сиона, иже есть Христа и Духа Его Истины. Аминь». Основой рисунка служит горизонтальная область прямоугольной формы, содержащая слова «Господь камень мой». Здесь слова Рудометкина перекликаются с Исайей 44, 8 «Есть ли Бог кроме Меня? Нет другой твердыни, ни какой не знаю» (Авторы статьи слово «камень» переводят как «rock», а приводимая ими фраза из Исайи в англоязычной Библии выглядит так: «Is there a God or any rock besides Me?», что не совсем точно соответствует русскому синодальному (да и церковно-славянскому) переводу, приводимому выше. — Прим. переводчика). Из этого прямоугольника вырастает колонна с текстом «Райский финикс». На верху этого столба находится треугольник со словом «Бог». Изогнутая линия текста, расположенная сверху, читается как «Полотенце сего столпа есть Дух покровительство мое» и символически представляет собой распростертые пальмовые ветви. Значение этого рисунка изложено в загадочном отрывке в другом месте «Дух и Жизнь», в котором Рудометкин пишет, что «Я есмь столп помазанный и вечно стоящий на камне (rock) Сиона. И Я же есть седмиэтажная небесная лестница, по которой только вечно восходят и нисходят песни и молитвы святых! Также Я есмь на земле конь белый, вечно имею на себе всадника Царя царей и Господа господей! Ей правда, не лгу. Аминь» (14 МГР 18, 31-33). Как это и типично у Рудометкина, в первой части цитаты используется камень как метафора Бога, что часто происходит у Исайи, а вторая часть относится к обладателю Жезла железного, описанного в Откровении Иоанна.
       Второе изображение, которое мы рассмотрим, находится в 4-ой Книжице 14-ой главы книги «Дух и Жизнь».

 

 

 

       Эта страница является примером интеграции рисунка в текст (а не наоборот, как в примере выше). Изображенный внешний круг неполный, т. к. снизу и сверху он ограничен основным текстом. Причем верхняя часть круга отсутствует, а нижняя выправлена параллельно строке основного текста. Этот круг образован текстом «Лазуревая звезда утренняя денница, провозвестница лучезарного света или рассвета». В середине круга и показана эта утренняя Звезда. В самом центре рисунка изображена буква «Д», что значит «Дух». Расположенные вокруг буквы линии символизируют силу Духа. Эти линии ограничены окружностью точек, за которыми следуют треугольники семиконечной звезды, внутри эти треугольники содержат по одной букве.  Между треугольниками — около их основания и по внешнему краю — расположены маленькие кружки. Звезду поддерживает Жезл, основание которого на 15 строк опускается в основной текст и заканчивается круглым расположением линий, в центре которых буква «М», означающее «Максим». Этот вертикальный стержень символически олицетворяет связь между высшим уровнем, уровнем Духа, и нижним, который есть Рудометкин; это указывает на прямую связь между небесным и земным. На стержне написано «Жезл правости, жезл царствия».
       Буквы, стоящие в основании треугольных лучей семиконечной звезды, указывают на 7 даров, какими Бог наградит будущего Мессию: «И произойдет отрасль от корня Иессеева, и ветвь произрастет от корня его; и почиет на Нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господнем исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих и не по слуху ушей Своих решать дела» (Исайя 11, 1-3).
       Значение семи маленьких кружков, помещенных между каждым из лучей семиконечной звезды, находится в 2-х отрывках из Откровения Иоанна. В письме к Ангелу Сардийской церкви Иоанн снабдил слова Христа таким предисловием: «Так говорит Имеющий семь духов Божиих и семь звезд...» (Апок. 3, 1). Точное значение семи звезд найдено в том же Откровении: «Тайна семи звезд, которых ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников — вот она: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которых ты видел, суть семь церквей» (Апок. 1, 20).
       В целом, данный рисунок отражает развитие понятий от ожидаемого Мессии, описанного у Исайи, к описанию Второго Пришествия, описанного в Апокалипсисе, и далее — к М. Г. Рудометкину. Стих у Исайи о Мессии гласит, что Он «жезлом уст Своих поразит землю» (Исайя 11, 4). Этот стих получает дальнейшее развитие у Иоанна, где Сын Божий «будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные они сокрушатся»  (Апок. 2, 27), причем в следующем стихе говорится, что побеждающий получит «Звезду утреннюю» (Апок. 2, 28), символ власти. В тексте, окружающем изображение, раскрывается смысл рисунка Рудометкина — он пишет, что «рече Седяй на престоле и говорит мне... Аз даю тебе сию Железную палку со знаком Звезды утренней зари», т. е. и в рисунке, и в тексте Рудометкин объединил два элемента — Жезл железный и утреннюю Звезду. Таким образом, словесные метафоры Исайи и Иоанна были преобразованы в визуальный символ. Объединение этого визуального символа с текстом делает сам текст (и его содержание) более существенным, более наполняет смыслом, чем было до этого. Это превращение слова в визуальное изображение становится возможным при использовании слова как знаковой системы. Благодаря этому можно схематически отобразить информацию из пророчества, полученную через видения и речь.
       Текст объясняет этот рисунок как «Скипетр царствования». Кроме того, в этом тексте упоминается на специальном языке, известном только Рудометкину и его посвященным, название Нового Иерусалима как Облитань. Мы уже упоминали, что явление, названное
глоссолалией, является важной составной частью традиции молокан-прыгунов. Однако относительно писем Рудометкина, возможно, будет более соответствующим другой термин — ксеноглоссия. Этот термин изобретен студентом-психологом по имени Шарль Рише (Charles Richet), полагавшим, что ксеноглоссия — это речь на иностранном языке без предварительного его изучения. Уильям Самарин (William Samarin) указывает, что «то, что делает эту веру существенной, — это то, что эти языки были неизвестны их носителям; они были участниками чуда. Если глоссолалия — это просто неизвестный язык, то ксеноглоссия — это Божий язык». Большая часть этого нового языка, используемого Рудометкиным в своих письмах — по мнению его последователей — является примером ксеноглоссии, т. е. «небесного» или «ангельского» языка, на котором Рудометкин говорил как «Царь духов». Не важно, что слушатели не понимают этого языка — в конце концов, это религиозный язык, рассматриваемый как сакральный язык и понятный только священникам и пророкам. Принятие факта существования этого языка обеспечивает единомыслие между слушателями и носителями этого языка.
       Рисунок 4 (и его «профессиональная» перерисовка рис. 3) являет собой некоторое сходство с российской формой народного искусства, известной как Лубок (лубочная картинка).

 

 

 

       Первоначально лубок представлял собой рисунок на дереве и был известен простотой дизайна, наличием текста и использованием его в пределах рисунка, наличием библейских или исторических элементов в простонародном российском одеянии и понятных народу. Это изобразительное искусство имело широкое распространение среди низших классов России в течении почти двух столетий, т. е. приблизительно в 1650-1850 гг. Следует отметить, что раскольники-старообрядцы использовали эту форму искусства для проповеди собственных религиозных воззрений. На наш взгляд, большинство рисунков Рудометкина не вписывается в понятие «лубок», но рис. 4 состовляет некоторое исключение. В этом рисунке, названном «Женою, облеченною в солнце», центральный персонаж — женщина в простом традиционном платье российского крестьянства. Она представляет саму церковь прыгунов как Невесту Бога. Ее одежда состоит из стандартных элементов женского костюма: косынки, юбки, блузки и фартука.
       Символика этого изображения опять опирается на соответствующие места из Исайи и Иоанна. Рудометкин описывает этот рисунок как «Жену, страждующую родами мужеского сына, которую видел святой Иоанн на небеси, облеченную в солнце» (3 МГР 18). Первая половина фразы относится к Исайи 66, 7, который говорит о Сионе как о Матери: «Еще не мучилась родами, а родила; прежде нежели наступили боли ея, разрешилась сыном». Чуть далее Исайя пишет: «Чтобы вам питаться и насыщаться от сосцев утешений его» (Исайя 66, 11). Обнаженная грудь на рисунке символически отображает эту цитату.
       В Апокалипсисе 12, 1-2 Иоанн повторяет Исайю в описании Сиона: «И явилось на небе великое знамение — жена, облеченная в солнце; под ногами ея луна, и на главе ея венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве и кричала от боли и мук рождения». Женщина на рисунке Рудометкина также беременна и на ее животе написано «сын», — расположение ее рук подчеркивает это обстоятельство. Она стоит наверху полукруга, на котором написано «Закон жизни, верная луна». В другом месте Рудометкин пишет, что «луна под ногами ее — это Ветхо-письменный закон» (5 МГР 13, 41). Двенадцать звезд, расположенные над ее головой в виде венца, объясняются либо как 12 колен сыновей Израиля (3 МГР 18, 9), либо как 12 апостолов (5 МГР 13, 41).
       Рудометкин изобразил женщину, светящуюся солнечными лучами; лучи наполняют круг, который по внешнему краю ограничен текстом. Текст начинается от левой нижней части и далее идет по окружности к своему началу; текст советует читателю обратить внимание на истинный Божий путь. Другой текст, помещенный выше и ниже солнечного круга, гласит: «Рече Сион: Бог мой — светлость моя. Бог объявит ее всей поднебесной эту мою светлость. Той верная моя, стой на сем живом пути мира». Рудометкин пишет, что эта женщина и есть та самая Апокалипсическая жена, невеста Агнца из Откровения Иоанна, и что «солнце есть истинный Христос, а сияние Его есть на ней Дух Святый» (5 МГР 13, 40).  Она представляет общество верующих в Сионе и их брак с Богом после Апокалипсиса — «У нас церковь та, которая обличена в солнце» (3 МГР 7, 1).
       Некоторая часть этого рисунка изменена в издании 1915 года (рис. 3). Глубокое декольте заменяет излишний эротизм в соответствующей цитате Исайи. Окружность, состоящая из текста, имеет дополнительную границу в виде сплошной линии, а поясняющий текст, расположенный сверху и снизу рисунка (как в оригинальной рукописи), удален вовсе. Таким образом, рисунок превращается в независимую иллюстрацию, не связанную с сопровождающим ее текстом.

 


III. Семиотические свойства рисунков


       С семиотической точки зрения интересна особенность интеграции текста и иллюстраций как единый творческий процесс. В этом отношении весьма существеннен следующий рисунок:

 

 

       Обратите внимание, что в данном случае рисунок не интегрирован в текст, как на вышеприведенном похожем рисунке, — это позволило изобразить круг без усечений (в верней части рисунка), но привело к разрыву сопутствующего текста (в нижней части рисунка).
       Другая особенность этих изображений состоит в том, что буквы, слова и фразы объединены в пределах (или части) рисунка, поскольку они помогают сформировать сам рисунок. Это свойство мы особенно отметили в отношении рис. 1.

 


 
       Другая иллюстрация (рис. 2), которую мы не имеем возможности подробно здесь объяснить, изображает план Новой скинии на горе Сионе и почти полностью состоит из фраз, являющихся составными частями рисунка. На других изображениях, напр., на рис. 6, первые буквы используются в качестве индексов для имен или названий. Относительно этой особенности есть интересное подобие между рисунками Рудометкина и некоторыми поэтическими опытами e. e. cummings (по некоторым данным, именно так — e. e. cummings  — предпочитал писать свою фамилию и инициалы Edward Estlin Cummings, американский поэт, писатель и художник (1894-1962 гг.); известен своими радикальными экпериментами с формой, пунктуацией, синтаксисом и правописанием в своих произведениях — в некоторых своих стихах он по всему листу разбрасывал слова, обрывки слов, знаки препинания и т. д., создавая своеобразную т. н. типографику. — Прим. переводчика), исследованными Ричардом Кьюртоном (Richard Cureton). Как и все вышеприведенные рисунки, эксперименты Каммингса пытаются письменную составляющую языка преобразовать в более информативную знаковую систему.  В статье Кьюртона есть один забавный отрывок — он цитирует критика Блэкмура (R. P. Blackmur), который назвал «визуальную поэзию» Каммингса «грехом против Святого Духа». Как реагировал бы Блэкмур на рисунки Рудометкина, узнай он, что сам Рудометкин, как верят, через вдохновение свыше был произведен в То же Самое лицо Троицы!
       Другая особенность рисунков — отсутствие чисто декоративных элементов. Каждый элемент изображения несет какой-либо смысл. Линии и круги, которые первоначально кажутся чисто декоративными, на самом деле являются лучами, звездами и т. д. Однако это не абсолютное правило — имеющий вид лубочной картинки рис. 4 (а также другой, не представленный здесь рисунок, изображающий Вавилонскую жену-блудницу), может быть, является некоторым исключением как пример использования декоративных линий в одежде.
       Мы предполагаем, что использование текста совместно с изображением способствует  более глубокому религиозному размышлению. Слова, записанные в виде фигур, наполняют текст более глубоким значением, а использование знаков, содержащих текст, способствует усилению внимания читателя. В отличие от обычных иллюстраций (представляющих информацию, которую иначе и невозможно представить), эти рисунки схематически изображают сам текст; в некоторых случаях (напр., рис. 6) сам текст, имеющий большой размер, можно сжать в изображение для более детального обдумывания.


 

НАЗАД

(к странице "Статьи" )